Чеховчанка-инфо – информационно-развлекательный портал

vumbilding baner1

pinup-girls-27Доброй ночи, мои обворожительные подруги!

Ваши уставшие ножки уже в мягких тапочках? Конечно, за день многое произошло, и все мы заслужили приятного отдыха и сладких снов.

А что нам навевает хорошие сны? Чудесные добрые истории про прекрасных принцев на белых или всех других мастей конях.

Я знаю множество таких историй. Нет, Вы не подумайте чего-то такого... Половину мне тоже рассказали... Итак, перед тем, как Вы закроете свои глазки, послушайте одну из моих непридуманных сказок, в каждой из которых будут только Золушки, золоченые кареты и хрустальные туфельки... 

Сны и явь Татьяны Алексеевны

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

8855773

Рассказ основан на реальных событиях.

  Посвящается подруге Нине Васильевне.

Жизнь катила по набитой колее: Таточка первой утренней электричкой мчала в Москву, голову непрестанно клонило к чужому плечу, отчего приходилось ловить себя, можно сказать, на лету, прогоняя сон, потирая красные глаза и заставляя взгляд фокусироваться на серых бегущих, словно ее привычная жизнь, пейзажах за окном. Который день серость в природе нагнетала такие же серые мысли и апатию. Вагоны подергивались, колеса постукивали; двери открывались и закрывались под комментарии электронной девушки в динамике, отчего холодный сквозняк забирался под пальто: женщина зябко поежилась, скоро выходить...

Изо дня в день, много лет подряд, она совершался непременный ритуал "нежного прощания с семьей с утра" под чашку кофе, выпитого второпях, и "позднего возвращения в полуночи" с жеванием заветренного бутерброда из остатков семейного ужина: иногда дома ее не видели месяцами, и только тень в сумеречном свете и щелчки выключателя говорили о том, что мама все-таки бывает дома; даже в выходные, уходила, когда все спали, приходила, когда все уже видели пятый сон в теплых постелях.

Ради чего? - спросите. Ради денег, ответила бы она, у нее это отлично получалось всегда, зарабатывать деньги. К тому же, она обожала свою работу. Она профессионал, а профи подменят работой все другое, ценимое обычными женщинами. Даже звали ее на работе иначе: Татьяна Алексеевна, но это только в офисе и в разговорах с благодарными клиентами. А дома она просто нежная тихая уставшая Таточка.
Связи, знакомства, внутреннее чутье и веселый нрав, это ее проводники в бизнесе, в котором она варилась уже лет тридцать. Трудно представить, как бы могло сложиться иначе, еще труднее заставить вырваться из порочного круга клиентов и денег. Родные приняли такой образ жизни, ведь всегда приятно сидеть на горбу кого-то, кто безтрепетно впахивает, не прося что-то в замен.
Семью Таточка любила и берегла, как могла, в короткие минуты общения, словно в качестве компенсации за свое отсутствие, всю нежность и ласку выливала на мужа и сына, баловала она их, больше материально, лишь иногда варя борщи и молочные каши, требуя в отдачу самую малость: дать выспаться и не надоедать телефонными звонками, когда она на работе. А на работе она всегда, значит, вообще не звонить. Такие правила игры, и всех все устраивало: глава семьи, то есть, Таточка, зарабатывала деньги, муж немного подрабатывал, для видимости, чтобы никто не сказал, мол, на шее у жены сидит, люди-то злые, сразу осудят, а все больше он был по хозяйству и на извозе, хотя последнее выполнял чаще с неохотой, желая, чтобы его вообще не двигали с дивана; сын рос и получал образование, потом мягко и комфортно на обеспечении мамы въезжал во взрослую самостоятельную жизнь, женился. Все под боком, компактно и удобно. Всем.
Иногда казалось: как-то уж очень спокойно и привычно в искусственно созданном ею самою раю, даже в нежданные ее неюные годы душа нашей героини требовала эмоциональной встряски, любви, что ли, африканских страстей, но домашние мужчины упорно берегли "золотую священную корову": ни в коем случае нельзя отвлекаться от главного предназначения, от зарабатывания денег.

Заначки есть, но привычка жить беззаботно, в тепле и ленности, требовала обеспечения неизменного ритма. Чего греха таить, пару раз Таточка организовывала интрижки с достойными, как казалось, мужчинами на стороне, только смех один, страсти быстро утихали, ухажеры сдувались, понимая, что не осиливают путь рядом с импульсивной, страстной, горячей женщиной, готовой на сиюминутные безумные поступки, которые делала она играючи, легко и с удовольствием.
Так бы и катили дни, словно бусины, похожие один на другой, так бы и стучали колеса вагонов под жесткими сиденьями, а пелена сна, отделяющая от настоящей яркой, эмоциональной жизни, застила разум, но одно происшествие в одночасье все изменило, словно вырвало ее и всю семью из огня, да кинуло в полымя, но лучше сказать, разбудило женщину от многолетнего анабиоза и расставило вещи по своим местам. Но все по порядку.
На столе лежала телеграмма из далекого города Петрозаводска: на форменном бланке написано, все погибли, остались только дети и старая бабушка. О дальних родственниках Таточка подозревала, но никогда их не видела: то ли надобности такой не было, то ли на этом этапе родства люди становятся чужими; но ни она, ни те люди, не проявляли никакого интереса друг к другу за все время. Весть о страшном событии прислали соседи, случайно нашедшие адрес московской родственницы и решившие, Москва всем поможет.

Наваждение какое-то, почему я? - возник первый вопрос. Но был это первый и последний вопрос, потому что далее задумываться было уже некогда. Не долго размышляя, на следующее утро, покидав в багажник недельный запас продовольствия и теплую одежду, кто знает, что там за пределами московского региона, она с мужем уже мчала по трассе на север, чтобы разделить личным участием участь четверых малолетних детей и пожилой женщины, оставшихся без попечительства, а значит, фактически, без средств к существованию.

Все случилось вероломно и нелогично: четверо взрослых, детей той самой бабушки, и родителей тех самых детей, на машине оказались под колесами КамАЗа. Судьба оказалась то ли жестокой, то ли смилостивилась, убив всех... Это ложь, у малолетних родственников есть вторые родители, но от них все отказались, предоставив государству самому решать их участь и воспитание.
Ступив на северную землю Петра, Таточка, неся самые лучшие порывы сердца, встретила от людей только одно: ты москвичка, вон, норку нацепила! Ты и решай, как хочешь, вопросы, а мы тут последний рубль разменяли. В сердцах дернула женщина с плеча дорогую шубу, да на пол: нате, свора, рвите шубу! Раз, упрекаете меня в богатстве! Я пришла, чтобы помочь, вы деньги мои считаете?! Да только зря она так горячилась: в Петрозаводске люди не гордые, шубейку подобрали скромненько и еще спросили, чего она в следующий раз привезет...
Около двух месяцев прошло на утряску формальностей, взятки и оформление опекунства над двумя уже совсем взрослыми парнями, девочкой четырех лет и еще одного мальчика, чуть постарше, на сборы и лечение старушки, к кому ехали ее дети в тот несчастный день, чтобы дальнюю дорогу перенесла, на опечатку трех квартир и дома, которые будут пустовать до тех пор, пока дети, повзрослевшие и вставшие на ноги, не вернутся сюда, если захотят. А захотят, останутся с ней, так она думала.
Дети плакали, не хотели уезжать, неразумно обижали Таточку последними словами, бранились. Приходилось на пальцах показывать, что ждет всех родных и двоюродных братьев и сестры в детских домах: расселят в разных местах, нужда, драки, другие прелести, но разве объяснишь? Взяла новая мама волю в кулак, всех за шиворот покидала в машину, закрыла на замки двери, так и привезла в свой подмосковный город, где заранее уже куплен дуплекс для жития-бытия всей новой семьи: муж со взрослым сыном, старая бабушка и четверо приемных детей.

Чтобы читатель сильно не удивлялся, напишу, что перед покупкой дуплекса было продано все недвижимое имущество, принадлежавшее Таточке, кроме дома в деревне в Рязани, его оставила, родовое гнездо все-таки, и нужно детей приучать к труду на земле.
Ненадолго оставим благородное семейство в покое, чтобы все научились жить вместе, уважать друг друга, чтобы притерлись в новой обстановке и начали с нуля жить и воспринимать реальность такой, какой она вдруг оказалась. Вынужденно. Для чужих друг другу людей, коими оказались все участники истории, даже братья. Ровно на пару лет.
Электричка мерно постукивает-позвякивает на перегонах: ну все, как всегда! Голова так и норовит упасть на плечо соседа, да он и не сопротивляется, понимает, как это, встать в пять утра и ехать в столицу на работу. За окном все тот же привычный серый пейзаж ситцевой выцветшей простыней трепещет навстречу составу, навстречу новой жизни. В кармане беззвучно завибрировал телефон: с некоторых пор Таточка всегда выключает звук, чтобы ранние звонки не потревожили беспокойную команду, спящую как раз во время ухода и прихода домой. Была и другая причина, почему никто не должен слышать эти звонки... С другого конца провода послышался голос...
Трудно даже представить, как она жила без него! Без этого бархатного спокойного голоса, без мужчины, пришедшего из дальнего-далекого прошлого, да так и оставшегося с ней, видимо, как она подозревала, навсегда, потому что его гонишь в дверь, а он возвращается в окно.

Полгода назад, среди повседневных забот со своей новоявленной бандой, уморенная работой и разборками дома, Таточка увидела странный сон, будто в комнате она встретилась за столом с пожилой незнакомой женщиной, та женщина представилась: я мама Дмитрия Рогулина, а здесь я для того, чтобы слово с тебя взять...

Какое слово? - возмутилась женщина во сне, я Димку не видела уже со школьной скамьи. Только редкие слухи долетали: женился, детки родились, развелся; по стране мотается, потому что, как после военного училища погоны надел, так и служит Родине. Где он сейчас? Какие ветра треплят его некогда шикарные кудри, знать, не знаю, о чем ты, странная женщина? Мама Дмитрия Рогулина улыбнулась лукаво, покачала головой и растворилась, будто и не было ее вовсе... Сон закончился. Таточка отмахнулась от наваждения, и совсем уже забыла про ночную встречу. А через три дня Дима сам позвонил! Оказывается, он давно в Москве, всё так же один после развода, до полковника дослужился, после чего решил для себя пожить, уволился, дела надо в порядок привести, а то, пока был не волен себе, все в запустении оказалось. Что поразило Таточку, так его слова, что мама умерла, года не прошло, оставила недвижимость в наследство. И это наследство надо надлежащим образом оформить, а это как раз по ее части. Но главное было не это!

Все годы, с самого памятного выпускного вечера под музыку венского вальса, когда молодой вихрастый Димка-атаман нежно обнимал тонкую талию Танечки, а юная первая красотка класса трепетно кружилась в сильных руках кавалера, он помнил о ней, искал и находил через друзей, но не смел даже показаться, боясь потревожить покой любимой женщины и семейное гнездо. Теперь он, потерявший кудри, но обретший благородную седину и лысину, как считал, день настал, дети выросли, он был свободен, Таточка... Эх, если бы и она была без обязательств! -  так мечтал Дмитрий Рогулин, набирая ее номер, добытый через десятые руки. Чуда не произошло, Танечка замужем... Но случились другие события, круто изменившие их жизни.
Когда документы на наследованную квартиру были должным образом оформлены и получены, встал вопрос: что с ней делать? Дмитрий живет в прекрасной однушке в центре, и съезжать не собирается. Сдавать, было принято решение.

Таточка со всем профессионализмом взялась за дело, но что-то не ладилось: вот уже пятые жильцы смотрели жилье, но никто так и не остался. Что за чудеса? - думала она. Квартира чистая, в хорошем месте, с мебелью, ничего не понимаю! С такими мыслями ложилась она однажды спать, а тут снова сон: мама Димы сидит напротив и ухмыляется, платочек поправляет. Таточка сразу смекнула: вот, кто не дает нам квартиру сдать! Вы что это, Клавдия Сергеевна, а? А ну ка, не мешайте нам! Для сына вашего стараюсь! Не буду,- отвечает старушка, если слово дашь заботиться о сыне моем! Вот пристала, - раздосадованная женщина не знала, что и сказать. Старушка стояла на своем, Таточка негодовала: на ее плечах муж с сыном, недавно обзаведшимся ребеночком, четверо приемных детей и бабка старая, так еще и Диму мне до кучи! Да! - крикнула она, буду! Буду заботиться! Клавдия Сергеевна растворилась, будто не было ее никогда, и с того дня больше не тревожила ни сына, ни его подругу. Через три дня нашлись жильцы на квартиру, сдали ее, а Таточка стала думать: как ей было дальше жить со всем ее хозяйством... Дмитрий тем временем стал не просто руками, ногами и глазами женщины, которую ждал всю жизнь, он просто впитался в воздух, которым она дышала, при этом не предъявляя никаких претензий... Кроме, как немного, совсем немного, ревности иногда!
А дома... Иногда она вероломно и без особых разъяснений близким позволяла себе остаться на работе на ночь, когда страсти кипели и накрывали, и было уже не в моготу все это разруливать, не зря оставила в офисе диванчик, под предлогом ночной работы, а на самом деле, от усталости. Не физической, боже упаси, природа наградила женщину выносливостью, которой любой мужчина позавидует!

Домочадцы доставляли часто ей поводы расстраиваться: стычки между детьми, обиды бабушки, игнорирование ситуации мужем - о нем отдельная история, и удивлялась она: там, в далеком Петрозаводске, при живых родителях дети жили, словно трава сорная у дороги, ни образования, ни высоких материй, штаны носили с дырами, а тут почти в столице, в чистоте и в хорошей одежде, в лучших школах, никак не хотели угомонить свой норов, все старались больнее обидеть друг друга, задеть опекуншу: то двое старших курить начнут, то ночью гуляют и не звонят, то уроки прогуливают. Зато малыши, девочка и мальчик, ласковые, даже мамочкой стали звать, сердце грея, но Таточка им объясняла: мама у вас одна, а меня просто зовите- Алексевна, да слушайтесь, большего счастья мне и не надо.
В этом году малышка с подружкой за компанию пошла в музыкальную школу, нравится ей на фортепиано играть, ну пусть, если не бросит, позже инструмент купим. А младший парень на борьбе лишнюю энергию сжигает, зато дома спит без задних ног, и все вовремя, все успевает - дисциплина там у них.

Долго думала Таточка, что делать со старшими, всю душу измотали, никакого подчинения и уважения! То им домой надо, на родину, то в компании подозрительной шлялись. Надо, надо было их там хоть на недельку в интернате оставить, было бы, с чем сравнить! Живо бы там им дали понять после голода и побоев, кого и как уважать! Да совесть не позволила так сделать с самого начала, вот и мучение. После всех размышлений пошла женщина в военкомат и написала заявление, что бы старшего в армию забрали, а мог бы не ходить, но достали! А второму олуху наука будет. Всё равно пожалела: попросила военкома в Москве пристроить парня, благо, тот военком ее клиентом был в прошлом. Только и эта наука не в прок, солдат к ней на свидания не выходит, злится, что свободы его лишила, а брат его мстит еще больше... Ну погодите у меня, решила Таточка, сейчас будете совершеннолетние, и будете либо по моим правилам жить со мной, либо куплюScreen-shot-2012-07-24-at-8 билет в один конец!
А бабушка в хозяйке души не чаит! При своих детях ей так уважительно и сытно не было, как тут, за хозяйством следит, обеды готовит, деток присматривает и всегда имеет заначку на конфеты, которую ей под подушечку тайком кладет Таточка... Плачет бабушка, говорит, в тягость я. А ей отвечают: ты у нас тут самая главная, не печалься, все хорошо.
Сын женился и "сбежал" из колхоза, ребёночек у него родился, но сноха к Таточке холодно отнеслась, бывает так, что поделаешь. Свекровь переживала-переживала, а потом решила: сами придут, коль нужда заставит, а мне цацкаться некогда. И настал час Х, понадобились сыну со снохой деньги, Таточка знает об этом, но сама не предлагает, ждет, чтобы попросили, а те тоже норовистые, как ужи на жару вьются, а к ней не идут, гордые... Видимо, сын взъелся, что чужих детей в дом привела.
А муж... Что ж муж? Из любимчиков да холенчиков стал он "рядовым членом большой семьи", где главные - дети. Еще обиднее ему, что чужие. Он так жене и сказал раз: я их сюда не тащил, и они мне не нужны! А я тебе нужна? - опешила Таточка. Мне помощь нужна, поддержка, а вы с сыном, на кого я могу опереться, отвернулись от меня. Так горько и печально! Так нужно было ей порой сильное мужское слово и кулак по столу. Постепенно, муж совсем отдалился, породнившись с диваном и телевизором, но жена закусила удила: ничего, будет и на нашей улице праздник! И снова рванула в бой с жизнью за чужих детей.
...С другого конца послышался голос: Милая! Ты опять едешь рано! Я бы отвез тебя, но ты же упертая, ты же гордая, все сама... Давай, сегодня сходим куда-нибудь? Я скучал все выходные, а ты со своими обедами и музыкой. А знаешь, поедем на следующей неделе в твою деревню, детей возьмем, вербы уже желтые! Нагуляемся! А еще... Мне совсем нельзя без тебя, вчера даже не поел. Вот видишь, не зря мама поручила за мной присматривать...
Рассказала на свою голову, слушая, сладко потянулась женщина. Придется присматривать. А не придется, потому, как хочется! Быть с ним! И буду!
Поезд остановился на одном из Московских вокзалов, толпа резво хлынула разнопёрой массой к метро, словно прорвало плотину, солнце впервые за много дней плескало свет на мокрые дороги и тротуары. Перед Таточкой распахнулся новый мир: завтра у нее день рождения. Интересно, Дима знает, что ей уже давно за пятьдесят, или он так и остался в том вальсе красоты и юности, кружащем их под свежей майской листвой? Она знала сейчас только одно - она снова любила и была, кажется, любимой, и это сейчас самое главное. Остальное вместе преодолеем.

Печать E-mail

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Центр "Позитив", Чехов

tH0eSc jLyk

yasobstvennik12

Как не переедать в новогоднюю ночь?

Как не переедать в новогоднюю ночь?

Подбираем цвет стен на кухню

Подбираем цвет стен на кухню

Выбираем холодильник и столешницу

Выбираем холодильник и столешницу

Гостевой дом в Ля Марса, 18

Гостевой дом в Ля Марса, 18

Жить как в песне? Или не обязательно?

Жить как в песне? Или не обязательно?

Ракушки и круассаны из Туниса...

Ракушки и круассаны из Туниса...

Copyright © 2014 Чеховчанка-инфо. Информационно-развлекательный портал г. Чехова. Все права защищены.

При полном копировании любых материалов портала chehovchanka-info.ru указание активной гиперссылки на портал является обязательным, при частичном использовании материалов портала ссылка в конце текста является также обязательной. Информация, опубликованная на портале "Чеховчанка-инфо" - справочная, популярная или основанная на личных впечатлениях и мнениях авторов и не является полным руководством к действию. За содержание информации, размещенной на правах рекламы, за достоверность ответов онлайн-консультантов Администрация портала ответственности не несет. Все авторские права на авторские материалы и изображения принадлежат их законным правообладателям или Администрации портала.
  Веб-студия «LANCIO» – создание и продвижение сайтов.

f  v  TwitterIcon  photo insta