Шифоновое счастье

Автор: Сказочница. Дата публикации: .

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]
Среди московской жары, нет-нет, да и повеет с утра холодком, свежестью. Живем в средней полосе, а погода у нас, как известно, капризничает. Да нет, не подумайте, люблю я летнюю погоду, и жару люблю: два-три часа, и все встанет на свои места: духота, смог, желание прыгнуть под кондиционеры торговых центров и офисов.
Но бывает, утром очень хочется спрятать плечи во что-то мягкое, приятное, куда прохладные пальцы неожиданного озноба никогда не доберутся. Раскрыла шкаф: рука, не глядя, захватила из коробки с платками уголок нежной ткани и потянула: розовый прозрачный шифон змейкой лёг в ладони, скользнул меж пальцев и изящно прильнул к коже. Да, именно этого я и хочу, и обвила кусок ткани вкруг шеи.
Случалось ли вам слушать от других людей, утяжеленных обязательствами семьи и каждодневными заботами, о твоём одиночестве? Именно о тебе, будто других тем нет, как возмутиться свободой и безобразным времяпровождением за кофе в полной тишине на кухне, когда даже утренние звуки, влетающие в окно одиннадцатого этажа московской квартиры нисколько не беспокоят сознание, а заботит лишь вопрос: если я надену платье в турецких огурцах, купленное перед поездкой в Стамбул, смогу ли расчитывать на более долгий взгляд обожаемого начальника? Наслажусь ли, буду в конец измучена электричеством скрытых чувств, непреодолимо возникающих между мужчиной и женщиной, скрываемых намеренно по причинам, то ли надуманным, общепринятым обществом, то ли свыше, словно между двумя мощными электродами, притягивающими друг друга, и не дающими сомкнуться вблизи? О да, помывка попок малышей, бутерброды мужу на работу и раздача поручений домочадцам, это архиважно и чертовски занимательно. Но мне все-таки ближе и теплее мысль, что я могу в полном одиночестве с утра постучать по клавиатуре, разобрать почту и снова и снова насладиться запахами кофе и корицы, мечтая о дальних берегах и людях в разнопестрых одеждах, говорящих на других языках.
...Розовый шифон обвил шею и плечи, кокетливо прильнув к коже, его цвет и1 4eeb5eb63c471 прозрачность так гармонируют с моим телом, душой, настроением. А память вдруг подхватила и унесла в недалекое прошлое, моё путешествие и знакомство на Востоке. Сколько раз повторяю и понимаю, как счастлива я там, раз в минуты душевного одухотворения мысленно возвращаюсь на дальние берега ставшей такой близкой страны.
С начала я увидела эту женщину на пляже вместе с её сестрой и сыном. Вечер лил светлый янтарь и прохладу, море лизало подошвы ног, подол моей юбки совсем промок и отяжелел, отчего вечерний бриз уже не мог колыхать ткань и подбрасывать её высоко. Поддавшись желанию наслаждения, многие местные жители, женщины с детками, пожилые люди вышли на берег, туристическая тусовка из голых и в шляпах сменилась и смешалась с женщинами в платках и купальных костюмах, скрывающих все тело, включая руки и ноги до щиколоток. Малка, так зовут мою новую героиню, с сестрой сидели на помосте из досок около домика для спортивного инвентаря, где я часто провожу время со своим другом, внутри меня царапнуло: почему другие женщины посягнули на моё место? Кто они? Нас познакомили, одна из них была жена нашего друга, она, как и все, пришла с малышом и сестрой на берег. Будучи арабкой буквально до кончиков пальцев, Малка соблюдала все каноны того места: одежда её была закрытой и широкой, длинное белое платье с золотой расшивкой по рукавам и застежке, а так же по низу, платок, плотно прилегающий к лицу, отчего волос не видно, а только красивые правильные черты подчеркнуты в четком овале природой и сурьмой. Из-за особенного цвета кожа и резко очерченные губы имеют удивительный голубой оттенок, которого вы никогда не найдёте у сливянок и европеек. Руки и ноги ниже тонких щиколоток, а так же ногти, расписаны красной и чёрной краской в витиеватые кружева, причудливые цветы, и это сакральное сводит с ума, потому что имеет особенный смысл. И он в том, что арабки расписывают открытые части тела хной, когда хотят особенно нравиться своим мужчинам. Если это незамужняя девушка, это знак привлечения и расположения. Если женщина замужняя, она таким образом показывает об особом душевном расположении к мужчине, и так же привлекает его, показывая своё счастье. Счастье на любой день, счастье быть со своим мужчиной.
Женщины сидели и болтали, мальчик играл у кромки воды, его отец Хабиб, наш друг, был рядом, потом нас познакомил. На следующий день я и мой друг получили приглашение на ужин в семью Хабиба на кус-кус с рыбой, чему я была очень рада, быт и обустройство людей в других местах меня всегда интересуют. Я же путешественница.
В гости на Востоке принято ходить вечером, именно тогда солнце пересекает каждодневный небесный экватор, катясь в море, жара спадает, а люди, закончив рабочие будничные дела, семьями выбираются к морю или принимают гостей. Ведь это только мы, путешественники, праздно шатаемся вдоль побережья часами напролёт, в жару ли, в вечернее время, люди тут живут, а потому, работают, ведут хозяйство, учатся.
После обеда и отдыха мы засобирались в гости к Хабибу, вышли из туристической зоны в кривые улочки настоящего древнего города, прячась от все ещё горячего солнца в тень толстых каменных стен и зелени, шикарным шатром раскинувшейся над головами на всём протяжении пути. Сандалии ступали на столетие булыжники и новые плитки дорожек, поднимая облачка пыли. Зашли за угощениями, купили пирожное и фрукты. Не брали такси: для меня каждая прогулка становится путешествием, моему другу, родившемуся здесь, тоже нравятся пешие прогулки, ведь он так же ежедневно изучает жизнь, даже прожив здесь многие годы.
Самое время рассказать о семье Хабиба, и о его жене, ведь ей и посвящён этот рассказ. Хабиб, отец семейства, высокий, статный, сильный араб, в молодости покутил, погулял, говорят даже, то ли воровал, то ли на кого напал, за что и был посажён в тюрьму. Его первая жена (да, разводы разрешены) ушла от него с дочкой, что и понятно. В настоящее время дочка, студентка, часто живёт в новой семье отца, и отношения с мачехой и братиком очень тёплые. К пятидесяти мужчина остепенился, отдал все долги правосудию и, будучи нрава весёлого и доброго, снова вернулся в нормальную жизнь. Прошлое потрепало его изрядно, но сил и мастерства, он столяр, достаточно, что бы снова жениться и обрасти домочадцами. Жена ему досталась совсем молоденькая, миниатюрная женщина, чисто арабка, с кожей тёмной, чертами лица утонченными и правильными, как на картинке, пальцами и щиколотками изящными. Все остальное я не увидела под свободным арабским платьем, кои носят все женщины на Востоке, воспитанные в "старом" стиле.
Вот тут выскажу своё мнение на этот счёт. Я думаю, многие девушки и женщины после получения образования в больших городах, где они живут без тотального контроля семьи могут не носить платки и такие вот платья, возвращаются домой и снова надевают национальную одежду. В этом нет никакого узурпаторства: в жару очень приятно ходить в свободном хлопковом платье, я пробовала, это одно.
Другое, девушке проще выйти замуж в патриархальном городе, под эгидой правил семьи, где соблюдаются порядки предков, свадебный наряд, сохраняемый семьями из поколения в поколение много лет, состоящий из десяти килограммов золота и серебра, а так же десятков метров шелка. И ведь хотят они выйти замуж именно в этом одеянии, а не в Европейском платье Золушки! Мои молодые подруги, воспитанные достаточно свободно, носящие одежду как любая москвичка, хотят в сакральный день свадьбы облачиться именно в такое платье!
И никто из женщин здесь не парится на тот счёт, что она не может ходить с декольте до пупка и с лысой головой с тоннелем в ухе. Просто живут и счастливы другими мерами.
Вернёмся к Малке и её семье. В назначенный час мы поднялись по прохладной лестнице на второй этаж и зашли в квартиру, где живут наши хозяева. Позавидуйте: имея доход очень скромный по местным меркам, работая столяром и ещё немного промышляя торговлей, позволяя жене не работать, а заниматься хозяйством и детем, Хабиб снимает большую квартиру в коттедже, какими застроен весь город на туристическом побережье, состоящую из трёх комнат, с кухней в двадцать квадратов и холлом, где семья принимает гостей. Обстановка скромная, но очень уютная: низкие диваны-топчаны с подушками, такой же низкий стол, тумбочки, заставленные безделушками и утварью. А самое главное, тень и прохлада после уличной жары.
Приготовление ужина подходило к концу, маленький сынок разбирал подарки, мужчины говорили по-арабски о политике, это ни с чем не спутаешь, я абстрагированно валялась на подушках, борясь с желанием провалиться в сон. Еду принесла жена Хабиба и сестра хозяйки, стол накрыли высокий, угощение разложили по тарелкам. Только теперь меня ближе познакомили с Малкой, и я смогла выразить на английском, который она не понимала, своё уважение и восхищение. Я могла бы просто улыбаться и держать её за руку, кажется, женщина не говорит и по-французски, хотя, какая разница, я тоже на нем не говорю.
Поздний обед радушно прошёл за милыми беседами, которых я не понимала. Потом хозяйка встала, как-то неловко, и потянулась к стене за палкой, не замеченной мной ранее. Как и то, что Малка сильно прихрамывает на ногу. Хабиб помог завладеть ей костылем, за что она одарила мужа нежной улыбкой.

Как часто можно видеть у нас здесь проявление нежности и заботы супругов? Вот так, в быту, ежеминутно? В редкой семье это воспитано и преподносится как само собой разумеющееся. То ли отчуждение и охлаждение, то ли ханжество и стыд, или заботы, но на людях супруги часто ведут себя так сдержанно и отстранённо, а порой, и холодно. Что это? Воспитание? Желание спрятать все от чужих глаз? Либо нелюбовь?
  семье Хабиба естественным образом, органично и произвольно, царит тепло и уважение. Малка на протяжении всего вечера с нежностью смотрела на мужа, стараясь угодить ему во всем, а он, в свою очередь, принимал каждый знак внимания дражайшей супруги, не раздражаясь и так же любовно наблюдая за ней. Проходя мимо Хабиба, Малка чуть заметно касалась его одежды, картинно изгибая пальцы и поводя черными глазами миндальной формы, её улыбка не сходила с лица. Какое слово, каждый жест были естественны и милы, и все чаще обращены к мужу, но и мы, гости, и её ребёнок не оставались без внимания. Было чувство, будто они встретились недавно, и их отношения находятся на пике, но к тому времени их сыночку было уже пять лет.
Вот в такой атмосфере любви мы и провели вечер.

Стемнело: там ночь приходит быстро, словно перевернули страницу книги, и вот уже на небо невидимая рука бросила пригоршню звёзд, а яркая луна сменила дневное светило, заливая серебром. Пора в обратный путь. Короткое время сблизило нас, и если при встрече все были немного насторожены, то при расставании хозяева от сердца обнимали меня. Кому-то покажется незначительным и странным, для меня же и для Малки это было глубоким проявлением привязанности: женщина сняла с головы свой второй шифоновый платок, так носят: на плотный первый надевают лёгкий красивый второй, и накинула мне на голову. Обняла ещё раз.
Каждый раз, прячась от московских сквозняков в шифоновый платок, непроизвольно уношусь на мгновенье в мой старый город, где живёт маленькая красивая арабка с Хабибом и сыном, ежедневно незамысловато рисует своё женское счастье хной, храня покой семьи. Она подарила мне лоскуток шифонового счастья.

joomline.net

Более новые статьи:

Похожие материалы:

Более старые статьи:

Tags: Сказочница, блоги, счастье

Категория: Сказочница.

Печать